«Ростелеком» допустил вхождение в Фонд развития интернет-инициатив

755771291511928

«Ростелеком» может инвестировать 1 млрд руб. в Фонд развития интернет-инициатив и войти в его уставный капитал, знают источники РБК. Это позволит компании претендовать на доли в наиболее интересных проектах фонда в будущем

О том, что «Ростелеком» может войти в уставный капитал Фонда развития интернет-инициатив (ФРИИ), инвестировав 1 млрд руб., РБК сообщили три источника на российском венчурном рынке. По словам двух из них, сделку планируется закрыть в следующем году, она позволит докапитализировать фонд.

Представители ФРИИ и «Ростелекома» отказались от комментариев. Однако факт переговоров РБК подтвердил источник, близкий к одной из сторон сделки.

Насколько эффективным был ФРИИ и почему ему потребовался новый инвестор, разбирался РБК.

Как создавался ФРИИ

ФРИИ — проект Агентства стратегических инициатив, учрежденный в 2013 году по предложению президента. Изначально под управлением фонда находилось 6 млрд руб., переданных ему крупными российскими компаниями (какими именно, ФРИИ не раскрывал). С момента создания капитал ФРИИ не увеличивался. За время существования фонд вложился более чем в 400 проектов. Среди крупнейших известных инвестиций фонда — 980 тыс. руб. за 2,2% разработчика решений в сфере распознавания лиц VisionLabs (впоследствии ФРИИ продал долю за 27 млн руб.) и 150 млн руб. примерно за 28% разработчика проекторов Cinemood (через год, в 2018-м, фонд дополнительно вложил в проект 60 млн руб.).

На конец прошлого года ФРИИ проинвестировал 3,17 млрд руб. в 403 компании без учета «дочек», говорилось в отчете фонда. У него есть собственный акселератор и акселераторы с партнерами (так называемая стадия инвестиций pre-seed), также фонд предоставляет средства на посевной стадии и стадии A (первый значительный раунд венчурного финансирования, когда финансирование предоставляется в обмен на акции). На начальных этапах инвестиции могут составлять от 2,5 млн руб., на более поздних — до 324 млн руб. Среди приоритетных областей для фонда — телекоммуникации, большие данные, машинное обучение, кибербезопасность, телемедицина. В начале 2018 года ФРИИ объявил, что планирует инвестировать около 500 млн руб. в киберспорт.

Зачем потребовался «Ростелеком»

По словам двух источников РБК, ФРИИ необходимо дополнительное финансирование. В феврале 2019 года на официальном сайте фонда появилось сообщение, что он поменяет инвестиционную модель и сфокусируется на поддержании и развитии сформированного за пять лет портфеля ИТ-стартапов с целью их последующей продажи институциональным и стратегическим инвесторам. Представитель фонда говорил ТАСС, что за счет сокращения нескольких направлений и «ужимания» непрофильных для развития портфеля подразделений они сократят примерно 35 человек, всего в организации работают около 150 сотрудников. «Смещение фокуса» позволит вести деятельность фонда «максимально длительный период времени», отмечал он.

На данный момент в личном кабинете заявителя на участие в программе ФРИИ предупреждает о смене модели работы («мы прорабатываем условия, на которых будем инвестировать в ИТ-стартапы») и указывает на возможную задержку с ответом, прошел стартап отбор на инвестиции или нет. Тем не менее летом ООО «ФРИИ Инвест» («дочка» ФРИИ) увеличила свою долю в разработчике роботов Promobot с 13,95 до 29%, при этом еще 15,11% принадлежит самому ФРИИ.

Опрошенные РБК эксперты отмечают, что российскому рынку очень нужны инвесторы вроде ФРИИ. «Наш венчурный рынок надо еще греть и греть, а ФРИИ — один из самых эффективных инструментов разогрева на ранней стадии. Частные инвесторы не занимаются и не должны заниматься акселерацией проектов. А ФРИИ это очень неплохо делает», — считает партнер венчурного инвестиционного клуба SmartHub Игорь Калошин.

Источник РБК на венчурном рынке отметил, что ФРИИ пытался растянуть горизонт инвестирования на девять лет (при обычном для рынка сроке пять-семь лет, после чего доли в компаниях продаются) и рассчитывал на перезапуск фонда или дофинансирование со стороны государства. «Если смотреть не на акселерационную программу и участие в развитии рынка, а именно на инвестиционную часть, то его результаты не воодушевляют. Но найти дополнительные средства самостоятельно было сложно, поскольку даже срочную продажу доли Promobot на венчурном рынке пришлось бы провести с дисконтом 30–50%, а остальные портфельные компании не дотягивают даже до его уровня. Кроме того, у ФРИИ были большие затраты на саму инфраструктуру фонда», — указал собеседник РБК.

Что сделка даст «Ростелекому»

Опрошенные РБК эксперты полагают, что коммерческий интерес госкомпании в этой сделке зависит от того, на что пойдет 1 млрд руб. Основатель инвестиционной компании A.Partners Алексей Соловьев напомнил, что у ФРИИ было два основных направления — акселератор и посевные инвестиции. «То, что ФРИИ делали в рамках своей акселерационной программы, было полезно для рынка. Фонд создал экосистему инвестиций на ранних этапах, задал стандарты качества акселерационных программ и показал рынку, как нужно организовывать эту работу», — сказал Соловьев.

Однако, по его словам, на более поздних стадиях (при инвестициях выше 100 млн руб.) ФРИИ начинает конкурировать с профессиональными инвесторами, что не очень правильно с учетом того, что одна из задач этого фонда — развивать рынок. Соловьев уверен, что в дальнейшем фонду лучше сконцентрироваться именно на акселерационной деятельности и для этих целей 1 млрд руб. является «хорошей» суммой.

В то же время собеседник РБК на венчурном рынке напомнил, что у «Ростелекома» есть свой эффективный венчурный фонд с качественной экспертизой, поэтому госкомпании могли на государственном уровне «поручить» докапитализировать ФРИИ.

Управляющий директор фонда Leta Capital Александр Чачава предположил, что ФРИИ намерен «получить стратегического партнера, который напрямую не будет вмешивать в работу фонда и менять уже отлаженный процесс, но при этом внесет свой корпоративный вклад, предоставит свои компетенции». Интерес «Ростелекома» к проекту может быть вызван тем, что оператору важно иметь доступ к экосистеме стартапов на самой ранней стадии, считает он. «Оператор может себе позволить выписать сразу большой чек на всю акселерацию, чтобы потом приобрести долю в наиболее интересных проектах», — указал Чачава. Он также отметил, что фонд инвестирует деньги, которые в него вложили другие компании. Соответственно, при продаже доли портфельных проектов вырученные деньги возвращаются изначальному инвестору.

Подпишитесь на рассылку РБК. Рассказываем о главных событиях и объясняем, что они значат.